Где-то на краю Вселенной
наш кораблик - светят огоньки;
не видать протянутой руки,
только вязко отдаются в венах
мрака судорожные глотки.
Будто падаем и все упасть не можем;
ни воды, ни берега, ни кожи...

* * *

МЕЧТАТЕЛЬ ВБЛИЗИ ПОЛЯ БОЯ

Всё сбилось в комок и слежалось
и адреса, и ветры.
И в полночь со всей округи сползаются облака. Устало скомкаешь сны, будто пустые конверты, и тотчас по локоть, как с лодки, свесится в звезды рука. Скажешь проотяжно: БОЖЕ! И отраженье тронешь... Старинный, добротнейший метод избавиться от себя. И память отыщет сразу то, что лишь косвенно помнишь, и в сердце найдется повод, и вечность начнется с тебя. Один на один, как и прежде, с неумолимой стрелкой будешь искать ответы, а если заваришь чай, где-то, как по команде, кончится перестрелка — кто победил в сраженьи, кто упал в молочай?.. Совсем неуместны, ясно предстанут мотивы Слова... Но бесконечность покоя сжата в тугой курок, а ты неумел и меток, ты между собой и Богом, и дальняя злая пуля устало ткнется в висок.



->





->

Придумать себе любить
девочку из Бангкока,
торгующую на рынке
разным округлым и спелым,
платить ей большой купюрой
за горсть таиландской смоквы,
угадывать в складках платья
шаткий бамбук тела.
Вдыхая гибель цветка
заколотого на раз,
следить как она берет
робко чрезмерную плату
с долгим вопросом — за что? —
в темных лагунах...
Ах, лгунья!
Приват мануальных фраз.





->